Akkatava
Айрисовский дом.
Это была семнадцатая линия васильевского острова. Серо-желтые, казалось прокопчные, глыбы домов, узкие дворики-колодцы, нагромождение причудливо пересекавшихся изломов крыш – все было изрядно потрепанно временем. В одном из таких двориков жила девушка. На двери квартиры красками написано: «Добро пожаловать в рай». Внутри ее жилища - приторно-сладкий, дурманящий запах благовоний, пряностей, апельсинов, и чего-то давящего. Таня сказала, что точно также «пахнет» в квартире Бикмаевой. Боксерская груша. Африканский барабан. Матрасы на полу. Велосипеды. Громадный аквариум с кусающимися рыбками. Заросли цветов. Полугодовалый дружелюбный пес крутится под ногами. Куриные кости в прихожей, дожидаются пса. Черный, задиристый, и слегка прихрамывающий кот. Замызганные стаканы и тарелки на столе, между ними ноутбук. Грязная ванна на кухне, за занавеской. И красочная радуга вдоль арки в стене. Жмуришься, надеясь, что это сон, и, открывая глаза, понимаешь – реальность. Из-за ширмы у пианино торчат чьи-то босые ноги. Вскоре показывается и сама их обладательница, другая квартиросъемщица, Женя, облюбовавшая со своим молодым человеком себе место на грязном матрасе на полу. Как видно, с милым рай и в шалаше. Только в этом случае это смахивало не на шалаш, а скорее на хлев, где в одну кучу были смешаны и скомканы фантики от конфет, косметика, одежда... К потолку подвешено нечто вроде кровати, там живет кто-то третий.
Айрис проходит на кухню, мимоходом замечая, что опять забыла убрать собачьи экскременты. Ну да ладно, не беда, пусть лежат себе. Она достает соковыжималку и начинает делать апельсиновый сок, энергично рассказывая про свое увлечение сыроядением.
-Как здесь мыться? – спросила я, улыбаясь, и стараясь не поддаваться подступающей дурноте.
-А тут все просто. – Айрис, жизнерадостно улыбаясь, отодвигает занавеску, - побольше пены, и можно купаться. Здесь все так делают. Я хочу еще повесить этот аквариум, на стену, чтобы, когда купаешься, можно было смотреть на рыбок!
Итак, матрасы разложены (хвала небесам, что в комнате Айрис, а не на кухне), постельное белье выбрано. Чтобы окончательно проснуться, наша экзотичная мадам разводит себе в меде особый финский энергетик – гуарану.
-Айрис!!
Мы с Таней вздрогнули, и повернулись в сторону двери. В комнату медленно, со скрипом, проходит ветхая старушка, которой уже перевалило за девяносто лет.
-Айрис!!
-Да!!! – во все горло кричит девушка.
-Свари мне кашу.
-Хорошо!!
-Что?
-Хорошо!!!!!
-А?
-Да! Сейчас!!!!!
Бабушка уходит, Айрис поворачивается к нам, по-прежнему лучезарно улыбаясь.
-Бабушка моя плохо слышит, ей нужно сильно кричать, во все горло. Но так она очень общительная, очень любит общаться с людьми! У нее скоро день рождения, я все мечтаю сделать ей такой подарок - купить микроавтобус, и покатать ее по городу! Правда, здорово ведь?
Мы с Таней киваем, не в силах возражать. Загруженные предстоящим кандидатским экзаменом, мы полдня просидели на кухне, по очереди проверяя почту «вконтакте»…
То, что бабушка очень общительная, выяснилось уже на следующий день. Таня, сама по себе девушка с довольно тихим спокойным голосом, вышла из нашего скромного убежища - комнаты Айрис, в коридор, и тут ее поймала бабушка. Далее последовал диалог, то и дело заглушавшийся моим истерическим смехом в подушку.
-Айрис?!
-Я не Айрис.
-Айрис?
-Нет!!
-А где Айрис? Нет ее?
-Нет!
-А кто здесь?!
В этот момент нам с Таней, наверное, одновременно пришло на ум, что у старушки проблемы не только со слухом.
-Таня!
-Таня?
-Да!
-А кто еще здесь?
-Со мной еще девочка, Аня.
-А?
-Аня!!
-Это она прошла сейчас?
-Нет, это Женя.
-А?
-Женя!!!
-Женя? Какая Женя?
-Девочка, живет здесь давно уже!
-Не живет тут никакой Жени, - бубнит старушка, - кто это был?
-Женя!! Она на кухне живет!
-Я знаю только Ваню, он живет здесь. Ваня живет здесь. А Жени не знаю. Как она вошла?
-У нее ключи есть!
-Что?
-Ключи!!
-Ключи? У нее ключи?
-Да!!
-Как она вошла? Кто ее пустил?
Таня переводит дыхание, и, со всей своей тактичностью и вежливостью продолжает разговор.
-Ключи у нее есть!!!
-А почему она тут ходит, как дома? Кто она такая?
-Не знаю.
-А? Что?
-Не знаю!!
-Не открывать посторонним людям. Только звонить, я сама открою. Если все равно будет кто открывать, я запру дверь на второй замок.
-Хорошо, - бесцветным голосом отвечает Таня, порываясь зайти в комнату.
-А где собачка, где Байкал?
-Гуляет, наверное…, - отозвалась Таня, думая о том же, о чем и я. Сегодня утром этот Байкал, этот «друг человека», облюбовавший все окрестные помойки, со всей щенячьей жизнерадостностью прыгнул на нашу «лежанку». Поэтому мы были бы не против, если бы он подольше не возвращался.
-Что? Я не слышу!
-Гуляет!!!
-Что?
-На улице!!!!!!!!
-На улице? А кто его выпустил? Он убежит так, потеряется. Не выпускать его больше. Пусть дома гадит.
Бабушка открывает входную дверь, и кричит в подъезд с седьмого этажа, всерьез полагая, что пес ее услышит с улицы.
-Байкал, Байкал, Байкал!
Таня заходит в комнату с дико ошарашенным видом. Садится, и смотрит на меня взглядом человека, окончательно уяснившего для себя, что он попал в сумасшедший дом. Усилием воли я прекращаю смеяться, и продолжаю одеваться в город. Таня смотрит на меня с ужасом.
-Аня…Аня, не оставляй меня наедине с ней!
Вскоре выяснилось, что, не смотря на все заверения Айрис о том, что помыться тут не проблема, в этой квартире никто не мылся. По-крайней мере за время нашего здесь пребывания. Сама Айрис ходила в местную баню, за 10 рублей в час, а постоянные постояльцы, живущие на кухне, несомненно, были питерские, которым просто не хватало экстрима в жизни. Короче, они тоже здесь не мылись. Как мылась бабушка, оставалось загадкой. Также в этой квартире мы принципиально не готовили. Мы даже пришли к парадоксальному заключению, что Айрис увлеклась сыроядением только потому, что в этой грязной посуде что-то варить просто невозможно.
Ночь перед экзаменом была довольно продуктивной. В комнате Айрис мы готовились к экзамену, друг Айрис – Маркус, не успевший на метро, делал свой курсовик, а сама Айрис шила очередную подушку. Иногда она брала гитару и пела, на языке, только одной ей понятном. Она считает, что у каждого человека внутри есть свой язык, его нужно только научиться слышать. Голос у нее очень красивый, звонкий, тонкий, похожий на отголосок лесного эха. И сама она «дитя природы» - спит обнаженной, есть только сырую пищу. Рассказывала, что когда-то ела «грибочки», и сливалась с природой, говорила с ней на ее языке… Она странная, немного сумасшедшая, но сама по себе светлая. Живет в своем мире, придуманном ею, живет под другим именем, которое повлияло на ее характер и превратило из «серой затравленной всеми мышки» в свободолюбивую женщину. У нее трагически погибли родители, когда она была еще молодая совсем, и она осталась с бабушкой, которую очень любит. Говорит: «Цените своих бабушек. Пока вы можете сказать, что вы – внучка, вы будете продолжать оставаться ребенком». И все же, ее личность осталась для меня противоречивой. Непонятно, как женщина, которой уже 31 год, может так жить: клянча у бабушки пенсию, и толком сама не зарабатывая, какими-то случайными подработками, в квартирке совсем не прибираясь… Она живет в каком-то радужном мире, иной реальности… Хотя вот сейчас выяснила, что она решила сдавать свою комнату не по 200 р. в день с человека, а по 700. Интересно, сколько найдется экстремалов, которые отдадут такие деньги за удовольствие жить в этой квартире…?
Экзамен был сдан отлично, теперь можно было расслабиться.… Поздно ночью закрываю веки, кутаясь под одеялом, и сквозь сон слышу старушкин голос, жутким эхом разносящийся по лестничной площадке:
-Байкал! Байкал! Байкал! ….