17:12 

Переживаю...

Akkatava
Постепенно избавляясь от цепких рук госпожи Сессии, снижаю скорость, и восстанавливаю дыхание. И без того худая, сейчас я стала почти невидимой. Даже кондукторы в автобусах то и дело проходят мимо меня, словно не замечая, или полагая, что я уже заплатила за проезд. Но мне это только на руку – в том, что тебя не замечают, есть свои положительные стороны. Ты не зависишь от чужого внимания, влияния, сонма мнений о тебе. Ты можешь вставать в пять утра, и, кутая пальчики в свитере, в гордом одиночестве гулять по пустынному парку, безмолвно общаться с птицами, рассыпая хлебные крошки на асфальт... Где-то далеко куда-то проносятся машины, город постепенно просыпается, и прохожие с заспанно-угрюмыми лицами спешат по своим делам. Что значит быть живой среди этих каменных лиц? Одиночество? Пожалуй.… Но сейчас оно не тяготит меня, лишь тень печали ложится на плечи. Признайся, ты бы хотела, чтобы все эти люди улыбались тебе, просто так…
Я чувствую себя сильнее, с каждым днем выпутываясь из ада своей боли, ежедневно делая маленькие шажки по направлению к свету. Усмехаюсь, пряча в глазах странный, несвойственный себе цинизм. А ведь у него получается, у моего искусного лекаря человеческих душ. Чтобы вправить вывих, и избавиться от ноющей боли, нужно сделать это быстро, резко, правильно. Часто это сопровождается острой болью, золотыми искрами в глазах и солоноватым вкусом крови на губе. Но зато потом боль утихает. И мне уже почти не больно. На слегка саднящем сердце отныне жесткая печать, но признайся, ты ведь не жалеешь.
Мое желание доказать реальность обыкновенной дружбы наткнулось на непреодолимую преграду мужской психологии. Вспоминаю щипавшие слезы в глазах, когда, читая его сухие редкие сообщения, часто почти в духе невысказанного «да отвяжись ты», подавляла в себе жгучую досаду. И, увы, следует признать, что мой бедный лекарь поставил неправильный диагноз. Наверное, он пребывает в этом заблуждении и сейчас, а впрочем, для меня это уже не смертельно – я перешла на самолечение. Моя досада была вызвана прежде всего его отношением ко мне, реализовавшимся в формуле «отношения или перерастают в нечто большее, или остаются, в лучшем случае, на уровне приятельских». Я возненавидела эту фразу, потому, что она начисто пресекала путь, по которому мы шли. Мы были друзьями, только друзьями, не смотря на легкий флирт в общении. Конечно, где-то глубоко-глубоко, там, на пепелище прошлого разочарования, горел слабый огонек какой-то неосмысленной нежности, не имеющий никакого отношения к дружбе. Но все-таки это не было главным… Мы делились друг с другом своими мечтами и планами, развивали философские темы, поддерживали друг друга, когда было плохо, и общались порой так, что я забывала об окружающем мире, и могла полчаса стоять в прихожей, не разуваясь, едва успевая отвечать на его сообщения…
Мне в какой-то момент вдруг стало ясно, что он – мое духовное отражение. По крайней мере, тогда я в это верила. Тогда мне казалось, что не существует никого, более непохожего на остальных, и более похожего на меня. Но в какой-то момент все это резко прервалось, и на место хрупкого пласта осмысленного интересного общения пришла стандартная формула сообщений isq: «Привет-привет, как дела-хорошо, как погода-плохо, пока-пока». Все сильнее и сильнее я чувствую его желание отвязаться от меня... Увы. Потребность в общении вдруг взяла и исчерпала себя, и сейчас оно больше похоже на обмен ничего не несущих фраз. Это все равно, что чокаться пустыми бокалами. Неужели я все-таки выдумала того юношу, которого знала?
Сейчас я уже не хочу поднимать ворох ужасных мыслей, терзаний, непонимания, и разочарования, когда выворачивала себя наизнанку, ища в себе причины его отчуждения, и, естественно, находила их сотни! Он так и не захотел сказать, ПОЧЕМУ, предоставив мне переживать эту боль много мучительных дней. Если для него это общение не имело никакого смысла, и ничего не значило, то для меня нет. Я никогда не смогла бы вот так зашвырнуть его на дальнюю полку, и хранить контакт только потому, что не хватает воли удалить.
Голос рвался на дне гортани
Захотелось дневного света
Ветер-щепка швырял по крыше
Два разорванных силуэта
Вот и все, я тебя не вижу
Этот омут такой бездонный
Остаешься под звездным небом
Нелюбимый и не влюбленный
Ухожу по ночной дороге
Из весеннего сумасбродства
С каждой улицей нестерпимей
Ощущаю свое сиротство…
Но, храня в себе теплые воспоминания, я не хочу, и не буду осуждать его. Очевидно, у него есть свои причины для такой «смены погоды», свои убеждения на сей счет. Я успокоилась, возвращаю в душу утраченный покой, и смотрю на все это со стороны. Время идет, жизнь не стоит на месте.… И вот, я уже улыбаюсь, переворачивая эту страницу, и забывая о ней.

@музыка: Белая гвардия

@настроение: Умиротворенное

URL
   

Бегущая по волнам.....

главная