Akkatava
Уже прошел месяц с возвращения, и, боюсь, воспоминания притупятся, и потеряют прежнюю остроту, поэтому пишу сейчас, пока в груди еще теплятся угли. По иронии судьбы у меня теперь появилась и красная розочка. Впору становиться отрицательной героиней какого-нибудь детектива, которая после каждого приключения оставляет себе памятный сувенир. Или открывать оранжерею из сухоцветий. Эту ярко-красную розу я нашла на самом краю пустынного пирса, в ту недавнюю пору отдыха на западном побережье Крыма. Нашла именно тогда, когда опьяняющий соленый воздух, шум пенящихся волн, и сонм ласковых солнечных лучей ввергли меня в неописуемый сладкий сон. Когда мое тело трепетало от каждого прикосновения, внимая какой-то новой, неизведанной музыке, словно лившейся с небес…
Она познакомилась с ним одним теплым летним вечером на одном из пляжей. Огни открытых кафе и танцевальных площадок отражались в воде мириадами бликов, а она сидела, как в той сказке, у самого синего моря… Открытость и дружественность в общении сразу же расположили к себе; не было той зажатости, внутреннего холодка, которые обыкновенно возникают, когда кто-нибудь подходит познакомиться с целым набором шаблонных фраз, и ты не знаешь, чего ждать от человека, изо всех сил пытающегося выглядеть принцем из твоих грез. Со стороны подобного рода знакомства кажутся фальшивыми, полными каких-то знаков и символов, предназначенных для единственной цели - соблазнения. Может быть, кому-то нравятся подобные знакомства. Ей нет. Гораздо лучше, если человек остается самим собой в любой ситуации, и не пытается казаться лучше, чем он есть. Это покоряет сильнее, чем самые изощренные комплименты. И с новым знакомым она общалась так, словно они хорошо его знала. Самое приятное было то, что он слушал, по-настоящему слушал, а не делал вид внимательного слушателя для того, чтобы покорить девичье сердце. Он слушал, рассказывал о себе, обо всем.
В жизни этой девушки тогда был непростой период. Еще сохранились искры, которые воспламенились в огонь совсем некстати к тому, кто не мог ответить ей взаимностью, и она была настолько растеряна, что, казалось, вообще не сможет никому понравиться. А ей хотелось… Хотелось перемен, новых ощущений, эмоций… Они втроем пошли танцевать (с ними была еще ее сестра, которая их и познакомила), и, случайно ловя его взгляды во время танцев, девушка вспоминала, как цепенела, как кровь приливала к вискам. Может это тепло от выпитого shake, может жар от танцев, прикосновений и взглядов, может сама романтичная атмосфера юга, но она постепенно теряла голову.
И когда уже позже сидели на побережье втроем, он наклонился к ней и прошептал: «Как хорошо пахнут твои волосы». Ее объяла необъяснимая дрожь, сравнимая лишь с игрой ветра или щекотанием песка на раскаленной южным солнцем коже…Их руки в какой-то игривой манере то сцеплялись, то расцеплялись, и она почти неосознанно отвечала на его симпатию взаимностью. Общаясь на языке взглядов и прикосновений, они, наверное, столь очевидно выражали свою симпатию друг к другу, что ее сестра даже хотела оставить их, и отправиться домой одна. Но он все-таки проводил до дома. Пребывая в какой-то эйфории, предчувствии чего-то неуловимо-прекрасного, слыша свой голос будто со стороны, молодая авантюристка предупредила домашних, что еще немного погуляет, и попросила их не беспокоиться. Когда они направились обратно по этой темной улице, скрывать обоюдное влечение смысла уже не было, шаг как-то незаметно замедлился, его руки скользнули по ее талии, она почти неосознанно приобняла его, и позволила ему себя поцеловать. И этим словно незримо отделила себя от той, другой, которая осталась в прошлом и уже никогда не вернется. От той наивной доброй девочки, которая жила мечтами и верила в сказки. Которая старалась понимать и принимать людей такими, какие они есть. Которая боялась причинить кому-то боль. Которая дважды бросала свою душу к ногам не стоящих этого мужчин, и они безжалостно, равнодушно топтали ее.
Было странно, мокро, непривычно ощущать его губы на своих губах. Голова закружилась от нового ощущения. Они пошли на один из дальних пляжей. Ворота были закрыты, но это не стало преградой, и сейчас, вспоминая, девушка качает головой и называет себя безрассудной, не иначе. Пустынный пляж, звездное небо, лавочка с навесом, и никого, кроме них… Он касался ее с такой нежностью, и страстью, что все внутри трепетало, внимая ему, доверяясь его губам. А за ними свою необыкновенную мелодию напевало Черное море. Но вдруг в какой-то момент прозвенел звоночек внутри. Она сказала себе: «Стоп! Что ты делаешь?! Мы знакомы несколько часов! Это юг!». И отстранилась. Нельзя было так себя вести. Он понял, и девушка благодарна ему за это. Посидели немного, и пошли обратно. Там на лавочке сидела какая-то компания, одна девушка играла на гитаре, и пела свои песни. Одну из них она посвятила им, а те стояли, обнявшись, и слушали. А затем он проводил ее домой, и едва голова коснулась подушки, как с ней один на один встретилась совесть, пронизывая своим суровым осуждающим взглядом. Но та лишь лукаво улыбнулась ей.
Днем он покатал ее на моторной лодке. Правда, там закончился бензин, и они застряли далековато от берега, но девушка была этому даже рада. Огненный закат пленял своей красотой, и, глядя на заполненные людьми пляжи, возникало ощущение независимости, свободы от…от земли… Здесь кругом была вода изумрудного цвета…Лодка качалась на волнах, и душу окутывал пьянящий восторг...
Затем был ужин на станции МЧС, где он работал. Причастность к тому миру, в котором он тогда жил, дарила новые эмоции. Девушка ловила его взгляды, и улыбалась. Хотелось изменить себя, назло всем, назло себе самой, ведь та, какой была, она не была нужна тем, кого любила.
Затем он уехал на неделю в Симферополь, и они увиделись только в четверг, когда решили съездить в Балаклаву. Путешествие по крутым склонам гор, холодное, но прозрачное, как слезы, море, паромы и катера…. Это все останется в памяти…
Но следующий день самый запоминаемый. Они спонтанно решили забраться на гору, расположенную совсем рядом, взяли пива, орешков, и пошли… Перелезли через забор на запрещенную территорию. Правда, забор оказался вымазан в мазуте специально для таких нарушителей, как они… Но ничего… Забрались на самую вершину этой горы, изучали астрономию, и устройство солнечной системы, и спускаясь обратно, девушка чувствовала себя налегке. А потом ужин на станции МНС, где еще пары кружек пива (которого она никогда в жизни не пила) хватило для того, чтобы забыться окончательно. Они отошли ото всех на пляж, целовались, разговаривали…Ей казалось, что это сон, прекрасный сон, в который она, словно в медовый омут, погружалась с головой. Ей отчаянно не хотелось просыпаться, возвращаться в суровую реальность, где ее сердце обливалось кровью от тоски и боли. Для нее это был наркотик, который на время притуплял ее сознание, расслаблял, наполнял действительность новыми красками.
На следующий вечер они опять забрались на эту гору. Но уже заранее приготовившись к небольшому пикнику. Развели костер, разложили провизию… Глубоко в душу ей запал этот вечер – ее крымский друг подкидывал веточки в огонь, и пел. В телефоне звучала песня, он тихо подпевал, а его лицо освещал огненный отсвет костра…
Через день они снова увиделись. Они ужинали, пили красное вино… Ароматические свечки отбрасывали блики на стены. Играла легкая романтичная музыка. И она...она переступила эту черту.
Последний день на море. Они сидели на лавочке, на станции, разговаривали. Он не хотел никаких обязательств, она тоже. Решили продолжать общаться по «аське», а там видно будет. Она подарила ему морскую жемчужину на цепочке, желая, чтобы у него осталась память о ней. Пусть, пока хранит ее – помнит…
Было очень грустно, ей хотелось плакать, но, не желая выказывать свою слабость, она сдерживалась. Он проводил ее до калитки. Было странное чувство, что она что-то забыла, не сказала, или не сделала. Отпустила его руку, и ушла, не оборачиваясь. В глазах застыли слезы. До безумия хотелось вернуться и еще раз обнять его, но она не позволила себе этого. Курортный роман...
Прошел месяц с возвращения. Они общабтся по «аське», играют в морской бой, пьют вместе чай, смотрят одновременно одни и те же передачи. И все же он рассказывает ей о своих переживаниях по поводу девушки, к которой его тянет, она рассказывает ему о своей боли, связанной с другим человеком. Он рассказывает о своих попытках познакомиться с другими девушками, она рассказывает о своих переживаниях. И их обоих это устраивает. Иногда нет, да и промелькнут искры ревности… Но она больше не позволит глубокому чувству украсть ее покой.

@музыка: МакSIM "Бегущая по волнам"